Интервью с Романом Симуткиным

kniga

Сегодня нам предстоит интересная беседа с российским бизнес тренером, коучем Романом Симуткиным.

Как судьба Вас привела в тренерство?

Можно считать, что бизнес-тренинг вобрал в себя все, чем мне нравилось заниматься по жизни.

Начу с того, что у многих людей моего возраста детство было пионерским. У меня же оно было «супер-пионерским». ― С 5-го по 10-ый класс моя жизнь очень плотно была связана с Городским пионерским штабом г. Северска (это в Сибири, в Томской области). Кстати, в мае этого года отмечается 30-летие нашего коллектива, съедутся несколько поколений штабистов. Вспоминаю об этом, потому что жили мы от организации одного «коллективного творческого дела» до другого. А еще были летние лагеря актива, в которых до 18 лет мы работали инструкторами /творческими помощниками вожатых/, а потом вожатыми. ― Придумывание игр, конкурсов, сценариев событий, умение чувствовать и работать с аудиторией естественным образом прививалось в той обстановке.

Еще один кирпичик в тренерство внесло мое увлечение бальными танцами. Этот спорт/искусство захватил меня на долгие годы. Если посчитать совокупный «танцевальный стаж», он составит лет 12. В этот период слово «тренер» в значении профессия впервые появился по отношению ко мне. Это был и заработок, и поиск партнерши, и, что оказалось открытием для меня, ― способ самому лучше понять танец, его характер, ритм и т.п. А еще выяснилось, что нужно уметь объяснять одно и то же несколькими разными способами, что информацию нужно дозировать, что темп освоения у всех разный. Что есть основы, а есть более сложные па, и, пока не «втанцуешь» в тело основы ― более сложные движения не дадутся. Пока мышцы и дыхание не укрепятся достаточно ни о какой гармонии, красоте и удовольствии от танца речи быть не может, потому что элементарно не хватает силы и выносливости. А есть еще взаимодействие с партнершей, разучивание/запоминание связок, особенности конкурсных выступлений и т.д…― И все это должен объяснить и помочь приобрести тренер. Чтобы воспитывать чемпионов, нужна методика и психологическая поддержка в пути…

Так появилось тренерство и интерес к психологии. Затем интерес к психологии оформился в более определенную цель. ― Хочу получить профессиональное образование. Учебное заведение, программа которого показалась отвечающей задачам, называлось «Школа практической психологии Психосинтез» (Филиал Ленинградского института психологии). Формат обучения в нем был не похож на привычные для меня лекции, семинары, лабораторные, практики и т.п. Теорию, безусловно, читали, но большую часть времени преподавания использовался такой формат, как тренинг. Для меня это было новым, любопытным и эффективным. Не то, что я уже тогда сознательно хотел выжать из каждого момента времени больше, скорее стало открытием, что здесь и сейчас прожитое и прочувствованное, легко затем «ложится» на теорию. А процесс до-осмысления через наблюдения за собой и за другими, продолжается сам и в перерывах и за пределами учебной аудитории. Получалась очень высокая плотность обучения ― опыт переплавлялся в знания, знания проверялись жизнью и возвращались новым опытом и вопросами, а на эту почву падали новые порции знаний.

Обучение вряд ли можно было назвать комфортным, знакомство с собой не всегда бывает приятным, зато скорость обучения была бешеная. Не самый классический, но очень действенный формат преподавания.

Помню, что тогда рассуждал примерно так: есть несколько мощных способов воздействия на психику человека ― ритм, звук и цвет. Я считал, что про ритм понимаю и чувствую достаточно (танцы), про звук тоже (с детства пел и закончил музыкальную школу), было бы интересно исследовать цвет. Видимо я не очень четко отправил «запрос в небесную канцелярию», шанс представился в виде предложения поработать флористом в компании, которая занималась двумя направлениями «Косметика» и «Цветы». ― Ну, цвет, цветы, вроде близко…

В цветы я буквально погрузился. ― За несколько месяцев вытянул все знания, что могли дать коллеги. Нужно отдать должное руководителям, меня вовремя (на пике интереса) отправили учиться в Школу флористики фирмы «Роксалана» (Киев). Еще примерно на год мне хватило этого задела, а потом захотелось еще большего. Этим большим оказалась возможность возглавить цветочное направление в компании, после ухода очередного руководителя. Я самовыдвинулся и был утвержден в должности. Только работа очень сильно отличалась от моих представлений о ней. Буквально через месяц, подводя итоги, я обнаружил следующее: людей не хватает и я не знаю, где их брать; я их не понимаю, а у них ко мне куча претензий; рабочий день, как и рабочая неделя не заканчиваются никогда, занимаюсь совершенно не тем, чем думал, что буду заниматься; месяц от которого я ожидал сверхдоходов сработан с минимальной прибылью, значит, в следующем месяце будем проедать оборотный капитал. ― Либо я переламываю ситуацию, либо отправляюсь туда же, куда отправились мои предшественники.

Эта ситуация подвигла на меня на два важных жизненных решения. Первое, ― я поступил в Школу бизнеса Открытого университета Великобритании и, второе, ― организовал на базе компании Школу флористики. Благодаря первому я приобрел профессиональные управленческие знания и в итоге вытянул цветочное направление в прибыльное, а в Школе флористики, пришлось стать еще и основным преподавателем, потому что выпускники Школы «Роксолана» более «ранних призывов» либо компанию уже покинули, либо просто не рискнули взяться за системное обучение новичков.

Обучение в Школе флористики естественным образом проходило через тренинг. Естественным, потому что практика (упражнение, тренинг) поневоле составили его основную часть. Можно хоть заобъясняться, как собирается юбилейный или свадебный букет, настольная композиция или украшается свадебный кортеж, но мне же, как руководителю нужно, чтобы этот букет собирался за 5-7 минут, композиция за 15 и т.п. У меня же очередь и если придется ждать долго ― клиенты уйдут. А каждый будет должен быть неповторим, а флористы ― люди творческие, они по вдохновению работают. Значит, во время обучения основные навыки должны быть натренированы так, чтобы во время работы о них не думать. ― Не пробовали удержать в левой руке, причем вытянутой 70 роз, да еще так, чтобы можно было еще и композицию из них выстраивать, переставляя с места на место? ― Это даже физически тяжело, хотя и очень красиво. Кстати, я впервые тогда к обучению начал подходить с позиции менеджера. ― Чему учить в первую очередь, в какой последовательности, в каких дозах, сколько человек в группе, сколько это должно стоить и т.п.

Кстати, несколько человек из тех, кто под моим началом постигал азы флористики, уже сами вскоре блистали на международных конкурсах.

Затем несколько лет я строил управленческую карьеру, в основном в сфере СМИ, возглавляя отделы продаж. Последнее предложение, от которого я отказался, решив сделать окончательный выбор в пользу тренерства, было стать директором ежедневной газеты.

Открытый университет Великобритании я к тому времени я уже успешно закончил, но через пару лет после окончания стал замечать, что знания, которые во время учебы казались такими живыми и в любой момент доставаемыми из оперативной памяти, стали забываться. Еще во время учебы я оценил, насколько важна в процессе освоения помощь тьютора, ― его толковые вопросы, объяснения, устная и письменная обратная связь, умение поддержать настрой и привести в систему разрозненные куски знаний. Я посчитал, что лучшего способа поддержания управленческих знаний в актуальном состоянии пока не знаю и предложил себя в качестве тьютора в Региональный центр Открытого университета, на базе которого проходил обучение сам. Директор центра поверил, что у меня это получится.

Сначала было обучение, достаточно длительная стажировка, затем самостоятельная тьюторская работа. (Тьютор в той системе обучения ― преподаватель-тренер-коуч-консультант ― человек, сопровождающий индивидуальный и групповой процесс обучения). Тьюторство подразумевает вечерние встречи и работу в выходные, поэтому легко совмещалось с работой начальником отдела продаж рекламы. И меня это вполне устраивало. Но однажды «меня поймали за язык».

Проводя субботнее занятие в рамках одного из курсов, я произнес примерно следующее: «Курс «Эффективный менеджер», который мы с вами изучаем дистанционно, можно донести в другом формате и сделать это гораздо быстрее. Этот метод можно назвать погружением, он подразумевает обучение в течение всего рабочего дня несколько недель подряд, но эффективность выше, поэтому выше и скорость. Этот формат называется тренинг. Я пробовал его на себе во время обучения в Школе практической психологии. Любая теория становится гораздо понятнее, если смоделировать ситуацию, «прожить» ее вместе с участниками, а затем грамотно провести осмысление полученного опыта. Процесс превращения теории в инструмент повседневного поведения в активном (тренинговом) режиме происходит быстрее, глубже, и еще несколько недель затем продолжается автоматически».

Сказал и сказал, забыв учесть, что кто-то может отнестись к моим словам серьезно. Большую часть группы составляли руководители Сибирского Химического Комбината (СКХ). Оказалось, что своими словами я попал в актуальную для них потребность. ― Обучить в Школе бизнеса университета Великобритании даже такая компании могла позволить себе человек 20-35, а реальная потребность в общении «на одном языке» для 15-ти тысячного коллектива человек в 350-400.

Через некоторое время руководитель центра сообщил, что СХК хочет сделать заказ на разработку тренинговой программы по курсу «Эффективный менеджер», а разработчиком и ведущим намерен видеть меня. В планы Заказчика входит обучение по этому курсу кадрового резерва управления, это около 500 человек. Более того, это не единственный курс, в котором они заинтересованы и уже принято решение о защищенной статье в ежегодном бюджете компании «на управленческое обучение». И это сумма весьма серьезная. Даже по очень скромным прикидкам для одного человека это работы лет на 5, что называется «не разгибаясь». Так меня «поймали за язык» и это была первая тренинговая разработка в моей жизни.

 

Как ты эти тренинги продал?

Многое зависело от пилотной группы. Опираясь на подход Школы бизнеса Великобритании, участники писали выпускные работы на какую-либо из актуальных проблем/задач своей должности или подразделения. Защиту принимала комиссия, в которую входили, в том числе и руководители предприятия. Это были коммерческие идеи, организационные, производственные, кадровые и т.д. Во время подготовки работы, мы их неплохо прорабатывали, так что практически это был продукт, готовый к употреблению. Только в пилотной группе, 4 предложенных решения оказались настолько экономически полезными для компании, что в разы окупили затраты на обучение. Далее даже вопросов о выделении средств не возникало. Открытый университет оказался, к тому же отличной рекламной площадкой, поэтому курсами заинтересовались и другие компании. В это время, кроме слова тьютор у меня на визитке появилась надпись «бизнес тренер».

Так продолжалось примерно два года. Курс «Эффективный менеджер» адаптировался под разные аудитории. Были разработаны еще два ― «Технологии эффективный продаж» и «Практический маркетинг». Какие-то блоки углублялись, какие-то изымались из программ. Но у меня стало накапливаться чувство, что я «топчусь на месте». И тут мы как-то нашлись с Марком Кукушкиным (известный бизнес-тренер России – прим.). И он предположил, что видимо пора переезжать в Москву и работать там. Тренинговый рынок Томска еще только возникал, и бизнес-тренеров были единицы, а в Москве этот формат уже прочно закрепился в корпоративном обучении и рынок можно было считать сложившимся и одновременно бурно развивающимся.

Я завершил все свои текущие проекты по обучению в Томске и решил сезонное затишье (летние месяцы) потратить на то, чтобы попробовать себя в Москве. Получилось далеко не сразу: было несколько коротких региональных проектов от московских и международных компаний, несколько случайных тренингов. Но оказалось, что если отрабатывать каждый шанс, то есть двигаться, ― появляется устойчивость. ― Как при езде на велосипеде: остановился, ― теряешь равновесие, а набираешь скорость ― не качает. Помню несколько месяцев подряд в первых числах нового совершенно не представлял, чем буду платить за квартиру в следующем, а потом откуда-то появлялась работа. Так постепенно успокоился и начал выстраивать собственную траекторию движения.

Кстати, принципиально новым в Москве для меня стало то, что типичная продолжительность тренинга – это 2 дня. (Я-то в Томске проводил погружения на 2-3 недели). И за это время (2 дня) уже нужно показать результат. Если говорить об объеме осваиваемой теории, то ― ее нужно было дать на порядок меньше, чем привык в Томске, а вот если об уровне освоения навыка или набора навыков по итогам тренинга, ― то, как раз на порядок глубже. Далеко не сразу понял особенности и приноровился.

 

Снимать квартиру в Москве не просто, не зная завтрашнего дня? Это от 1000$ на окраине.

 Действительно так, но у меня ситуация усугубилась еще и тем, что я потерял серьезную сумму при съеме первой квартиры. Частенько тогда посещала мысль вернуться в Томск, но очень не хотелось возвращаться проигравшим. А, заняв денег на квартиру у друзей, я понимал, что отдать их достаточно быстро я могу, только работая в Москве.

Постепенно количество предложений и проектов росло. Месяцев через 8, помню, сложилась ситуация, когда у меня одновременно было 2 вполне устраивающих меня предложения с выходом на работу «в ближайший понедельник». Принял я в итоге 3-е предложение, наверное, самое безбашенное. Заключалось оно в следующем: набрать отдел продаж из 100 менеджеров-агентов, провести для них обучение по продажам собственными силами и организовать обучение по продукту, используя ресурсы компании. Притом, что свои тренинги продаж нужно было адаптировать к этому рынку, который для меня был нов, а продукт изучать вместе со своими же сотрудниками. Затем вместе с созданным отделом в качестве руководителя ― ввязаться в текущий сезон продаж. Я вступил в должность в середине февраля, а активный сезон на этом рынке наступает в мае. Причем, я вступил в должность, уже подписавшись под определенный объем годовых продаж. Честно говоря, не факт, что я сегодня легко взялся бы за такую задачу, просто потому что сейчас хорошо представляю себе ее объем. В то же время, другого способа измерить собственные возможности, вероятно нет. Кстати, среди отделов подобного профиля в негласном соревновании того сезона, наши продажи были наибольшими. Возникала и еще одна дилемма: как сбалансировать деятельность руководителя и тренера? Они постоянно конфликтовали друг с другом: как тренер понимал, что лучше бы «доучивать на кошечках», а не на клиентах, а как руководителю нужны продажи и пусть доучиваются «в поле». Возможно, если бы компания продолжила развитие в направлении перспектив, которые были мне обозначены на старте, то развивалась бы именно менеджерская карьера. Но рыночные амбиции руководства поубавились, круг моих задач стал сужаться, на тренинги стало больше времени, а потом вернулось осознание, что тренировать интереснее, чем руководить.

Через 1,5 года я вернулся на тренерский рынок в качестве фрилансера. Сотрудничаю с несколькими провайдерскими компаниями, есть собственная клиентская база, преподаю на МВА в РУДН. Уже 12 лет вплотную связан с бизнес-тренингом, и на ближайшие 5 лет точно связываю свою судьбу с этим рынком. Планирую «заточить» себя до очень высокого уровня экспертизы в нескольких управленческих темах. Также совершенствоваться в области коучинга, модерации, фасилитации и т.д.

 

Как тебе Москва?

 Москва город деловой. Тут удобно учиться, в широком смысле искать работу и, собственно, работать. Например, живя в Томске, чтобы поучаствовать в интересном тренинге, необходимо было лететь в командировку ― авиабилеты, гостиница, стоимость обучения. И на все это самому же надо было и заработать. В Москве нужно просто выйти из дома и доехать до места проведения. Не говоря уже о том, что на интересный мастер-класс можно просто «заехать вечером». Кроме того, здесь много возможностей работать в связке, в одном проекте, а то и конкурировать с людьми, о которых ранее только читал или слышал. Но жить тут не просто, и не очень комфортно эмоционально.

По этой причине легко соглашаюсь на проекты, предусматривающие длительные командировки. В 2005-2008 годах, например, 10-14 дней в месяц, а однажды 23 дня провел в командировке на Дальнем Востоке. Про себя в тот момент называл Москву «портом приписки», а не местом жительства.

Несмотря на организационное удобство квартиры в Москве, подумываю о переезде за город. Пока нет четкого понимания, как найти баланс между работой в Москве и жизнью вне ее, но надеюсь со временем такое понимание возникнет. Сейчас же планирую несколько экспериментов с работой и с «объектами недвижимости», которые позволят этот баланс отыскать. Знаю, что некоторых тренерских головах возникают и более фантастические, чем у меня проекты. Например, работать в Москве, а жить в Черногории.

 

Что для тебя тренерская работа? Деньги, собственный рост или привнесение в мир?

У меня достаточно высокая квалификация и хорошая тренерская ставка, так что доход фактор немаловажный, но точно не единственный. Несколько лет назад я бы сказал, что тренинг ― способ изменения мира. Но сейчас, кроме тренинга, я владею и совершенствуюсь в более широком спектре инструментов. Например, коучинг. В отличие от тренинга он применим к меньшему количеству людей ― нужен весьма высокий уровень внутренней зрелости, чтобы работать с коучем. Однако, как инструмент считаю коучинг более мощным, чем тренинг. Это я к тому, что мир можно менять не только тренингом.

Еще может быть такой тестовый вопрос ― занимался бы тренингом, коучингом и т.п., если бы работать было не нужно. Да, однозначно, занимался бы. Это и внутренняя потребность и способ саморазвития. А изменение мира ― следствие моего способа саморазвития.

Постепенно приходит потребность в большего масштаба задачах. Я хорошо понимаю про тренинг и не только про него, теперь хочется встроить этот опыт во что-то более значимое и ёмкое или что-то большее по ценности создать на их основе. Из привычных существующих воплощений ― это ближе всего к понятию корпоративный университет. Однако «на вкус» и «на масштаб» больше нравится словосочетание ― Учебный Город ― реальная территория, на которой все объекты от «кафе на углу» до «территориальной администрации», кроме работы по профилю являются учебными подразделениями для коллег из других районов/городов. Когда такая идея возникла на одной из коуч-сессий, она самому показалась слишком фантастической или даже странной, но… потенциал у такой идеи и у территории, на которой она будет реализовываться ― на мой взгляд, огромен. Так что жду от мира возможности эту идею реализовать или по крайней мере поучаствовать в ее реализации.

 

Скажи несколько слов про «Открытый университет Великобритании»

На данный момент я считаю программу этой Школы бизнеса одной из самых удачных и по скорости совершенствования самой программы (курсы полностью обновляются под современные вызовы и тенденции не реже чем раз в 5 лет), а так же оцениваю, как очень  удобный этот формат обучения. ― Очно-заочный с акцентом на применение к собственной рабочей ситуации через письменные контрольные работы. Кроме того, эта программа, ― хорошая проверка для человека на само-мотивацию и на само-организованность.

Приходя в классический вуз, ты получаешь, в том числе, и внешнюю мотивацию. Нужно просто прийти на лекцию/практику/коллоквиум и т.п. Самим приходом ты уже обеспечиваешь себе какой-то объем знаний, если только не спишь. Но даже в этом случае, есть тот, кто «устраивает пробудку». Так что главное ― прийти. В дистанционном обучении такой мотивации минимум. В учебниках есть рекомендации, как лучше учиться, но непростой выбор между вариантами: потратить личное время на более приятные вещи или ― на изучение учебных материалов приходится делать самому и самому же его реализовывать. Фактически Программы ОУВ ― это очень грамотно содержательно выстроенное самообразование при помощи консультаций и обратной связи тьютора. Кстати, формата мощнее, чем самообразование, пока не изобретено.

Еще один важный фактор ― многоуровневая система проверки качества обучения. Изучаешь самостоятельно при помощи отличных интерактивных учебников, аудио и видеоматериалов и при помощи тьютора, зато результаты изучения, т.б. контрольные работы проверяются на нескольких уровнях. Все работы группы ― тьютором, выборочно, из каждой группы случайным образом ― тьютором-экспертом, выборочно из курса ― командой курса в филиале в России, но даже это не окончательный этап. Часть работ переводится на английский и едет на проверку в Англию в головной офис университета. Если на каком-либо этапе оценки будут признаны завышенными (заниженными), ― вводится понижающий (повышающий) коэффициент для всех работ. И так по каждой контрольной, а их от 3-4 в зависимости от курса. И это не единственный и даже не самый жесткий элемент системы контроля качества. Так что отсев существенный и все серьезно.

Своя многоуровневая система есть и в подготовке, сопровождении и проверке работы тьюторов. Например, такой элемент. Договор с тьютором заключается только на конкретную группу. Если участников не устроит качество тьюторской помощи, а руководителей регионального центра или команду курса ― качество письменной обратной связи, которую тьютор дает каждому студенту или результаты экзаменов, то следующий договор просто не будет заключен. Представьте квалификацию специалиста, которому необходимо удовлетворить внутренних клиентов с такими разными, а подчас и конкурирующими друг с другом потребностями. Школа выживания ― дай Бог каждому.

 

Что привело в коучинг?

Нельзя сказать, что что-то привело. Скорее ― актуализировалось. Как инструментарий ― коучинг входит в коммуникативную подготовку руководителя, это один из блоков программы обучения Школы бизнеса. Для тьютора умение задавать «сильные» вопросы связано с точностью помощи, экономией времени консультации и является важным показателем квалификации. Так что осваивал коучинг еще тогда, но больше по необходимости. А вот актуализировался он для меня относительно недавно ― года три как. Часть работы ―  это стратегические сессии и управленческое консультирование. Понимание того, что несмотря на рыночные тенденции, экспертные мнения и т.п. лучше самих участников куда им нужно/хочется развиваться, что именно «выстрелит» в ближайшей и отдаленной перспективе ― не ответит никто. А если речь идет об индивидуальной стратегии, профессиональной или жизненной, то какие могут быть советы? ― Единственная и корректная помощь может быть только в виде сильного вопроса. Умный, с мощным потенциалом, профессионал в совете нуждается редко, а вот грамотный вопрос бывает очень кстати.

Коучинг для меня еще один способ изменения мира. Причем, обогащающий меня самого. ― Часто, те ответы, которые я получал на вопросы во время коуч-сессии, были настолько неожиданны, нетривиальны, ошеломительны, что меня самого приводили в восхищение. ― Сам себе говорил, как здорово, что я удержался от совета! ― Молодец, Штирлиц!

 

Если ты учишь ТОП менеджмент тех, кто зарабатывает много больше. Почему твои доходы не больше чем у них?

 Непростой вопрос. На него есть несколько ответов и еще один ― главный.

Первый. Выгоднее всего продавать массовый продукт. Тренинг ― продукт уникальный, значит. требует серьезной подготовки. «Катать» одно и то же скучно, совершенствование ― затратное. Вот оно первое ограничение. Кроме того, хочется многое попробовать, а значит, на первых порах это требует больше вложений, чем приносит доход. А как освоишь ― становится скучно только зарабатывать. Притом, что мои доходы ― весьма существенны.

Второе ― нерациональное, иногда неразумное отношение к собственным деньгам. Практически всегда проект был важнее получения от него дохода. А погружаясь в следующий проект, не особенно отслеживал, куда и как тратится уже заработанное. Эффект хорошего оборота. Когда есть постоянный приход, не всегда озадачиваешься, а какова прибыль. Когда подсчитываю доходы за год ― сам удивляюсь, какие суммы «просочились сквозь пальцы». А если суммировать за несколько лет, так и вовсе настроение портится.

 

Т.е. это не сознательный аскетизм, если можно так выразиться?

Аскеза точно не мой путь. Но самая большая причина скорее вот в чем. Я думал, что существенный доход, удобное жилье, автомобиль желаемой марки и проходимости являются естественными атрибутами правильного профессионального пути. Достаточно расти, как профессионалу, а комфорт и качество жизни само приложится. А оказалось, что эта сфера требует такого же управленческого подхода. ― Нужно формулировать цели, ставить сроки, аккумулировать ресурсы, вводить ограничения и т.п. А не просто заметить однажды, что на счету скопилась достаточная сумма, и теперь нужно просто отвлечься на недельку, приобрести, быстренько заселиться и продолжить заниматься тем, что интересно. ― Вынужден признать, что не получилось. Подход придется менять.

 

Сколько времени тренер работает «в поле», сколько необходимо на подготовку и на отдых?

Тренер всегда бегает за работой. Занятость бывает очень неравномерна. Например, январь этого года ― практически пустой, а февраль ― под завязку. И в целом график работы можно назвать рваным.

Считаю уровень занятости, нагрузку и доход нормальными, если провожу 10-14 тренинговых дней в месяц. Остальное рабочее время уходит на интервью и адаптацию тренинга под аудиторию, переговоры, участие в тендерах, на собственное обучение и реабилитацию после проекта.

Что касается качества подготовки, то тут расклад примерно такой 1 час тренинга требует 3 часов подготовки. Меньше не получается. Причин две. ― Первое, высокий уровень требований к себе ― хочется выдавать качественный продукт. Второе, ― опасение, что если не выкладываться каждый раз по максимуму, то это будет заметно. 3-5 раз проскочит, а потом перестанут приглашать.

Отдыхаю чаще всего вынужденно, но удовольствие от отдыха получать умею. Из планируемого отдыха ― обязательно стараюсь выкроить 2 недели в июле или начале августа, чтобы попутешествовать на байдарке, совмещая с рыбалкой и подводной охотой.

 

Каких качеств больше всего не хватает менеджерам?

 Придется немного уточнить. ― Корпоративный тренинг проводишь под задачу, которую сформулировал Заказчик. В отчете можно отразить, какие дефициты еще увидел и какие компетенции и, соответственно, темы еще могут быть актуальны. Но это ― на усмотрение Заказчика.

То, что наблюдаю, как консультант, причем на всех уровнях управления и как ведущий преподаватель курсов МВА охарактеризую так ― дефицит базовых управленческих навыков. У нас пока еще очень слаба подготовка по компетенциям, которые относятся к категории «управленческая таблица умножения». Я говорю сейчас не столько о «планировании ― мотивации ― контроле», хотя и о них тоже. Этот перечень базовых компетенций шире ― умение выстраивать властные межличностные отношения, владение технологиями принятия решений, умение работать с информацией. Особенный дефицит ― коммуникативные компетенции.

На вводном курсовом занятии программы МВА слушаю, как формулируют свои мысли участники и осознаю, что значительная часть материала программы многими освоена просто не будет. ― Ее не на что «сажать», ― базы, фундамента ― нет. И, что важно, его отсутствие не осознается.

Можно изучать Управление изменениями, но если отсутствует умение внятно формулировать, слушать других и договариваться, то изменение будет проходить «с большой кровью». Но человек-то будет думать и говорить, что «так учили».  А если из всех мотивационных приемов, руководитель сам считает значимым только деньги, то в период кризиса или во взаимоотношениях с профессионалом, да и с толковым середняком ― он беспомощен.

Еще уровень развития управленческих навыков я связываю с уровнем зрелости самой личности. Мой опыт показывает, что сильный управленец без осмысления собственного положительного и отрицательного опыта ― не вырастает. На самостоятельное осмысление способны немногие. Организованное осмысление ― образовательный процесс, часть обучения. А образование стоит усилий. Причем, именно так, не столько денег, сколько личных усилий. Очень многие, кто пришел учиться стратегии (я говорю об МВА) ― толком еще не поняли сущность и не освоили основ управленческой профессии.

 

Но бизнес их процветает, и значит, они владеют какими-то другими, более ценными компетенциями.

Возможно, владеют, не готов пока говорить про бизнес в целом, потому что сканирую в основном управленческие аспекты. А вот критерий для управленческой деятельности подсказать смогу. Если в связи с приходом нового управленца ситуация значимо улучшилась ― значит, в целом он своей должности соответствует. Под улучшением, я подразумеваю объективные измеряемые показатели, в конечном итоге увеличение прибыли ― либо через увеличение продаж, либо через снижение издержек.

Встречаю достаточно много неэффективных бизнесов. Сначала удивлялся, как они вообще могут существовать достаточно долго с такой низкой внутренней эффективностью. Потом просто начал классифицировать. С позиций собственного управленческого, консалтингового и преподавательского опыта могу сказать, что многие бизнесы держатся на плаву по следующим причинам:

  • Маржа компенсирует все, в т.ч. и уровень разгильдяйства.
  • Не требовательный клиент, который пока еще не знает, чего можно хотеть  ― мирится, если не со всем, то со многим. Если рынок растет и поток первичных обращений высок, то компания процветает… пока.
  • Уровень бардака, присутствует везде.  А если клиент «уже ввязался или у него горит срок», то искать другую компанию прямо сейчас себе дороже, т.е. как такового выбора у клиента уже нет.

Это неполный перечень и на него вообще-то стоит взглянуть с другой точки зрения. ― В любой компании, на любой управленческой должности ― есть огромный потенциал улучшений в рамках уже имеющихся полномочий.

Кстати, для любого наемного менеджера считаю полезной следующую внутреннюю установку. ― Абсолютное право на ошибку есть только у предпринимателя или владельца бизнеса. ― Они рискуют собственными деньгами и благополучием родных. Все нанятые ― заведомо в более выигрышном положении. В худшем случае ― они теряют работу. Поэтому все «засады», не важно чем спровоцированные, ― не умением договариваться с людьми, гордыней, самолюбием, технической неграмотностью, излишней амбициозностью, желанием отомстить или поставить кого-то на место, незнанием структурных или культурных особенностей компании, особенностей продукции, рынка или элементарной ленью ― все это эксперименты с чужим капиталом ― финансовым, клиентским и кадровым. Управленческая зрелость, по-моему, начинается с осознания этой идеи. ― Это не значит, что нужно отказываться от собственных целей. Скорее это позволит четче определиться со своими целями и понять с кем и во что вы играете.

 

Какая любимая книга?

 Пожалуй, в моем случае невозможный ответ. Любимая ― это ведь та, которую периодически перечитываешь. А для меня норма чтения профессиональной литературы ― 3-4 книги в месяц. Тут не столько любовь, сколько необходимость.

Могу назвать автора, которого открыл около года назад. ― Патрик Ленсиони. У него переведено и вышло 5-6 книг. Готов порекомендовать все. «5 пороков эффективной команды», «3 признака унылой работы», «Бункеры, интриги и борьба за влияние» и т.д. Во время чтения первых страниц напоминает библию для детей, настолько все «разжевано». Однако инструментарий, который он предлагает, считаю очень мощным, несмотря на кажущуюся простоту. И пока не знаю аналогов. Применяю и на тренингах, причем в очень солидных международных компаниях и в повседневной жизни.

Из художественной литературы очень рекомендую Михаила Веллера «Приключения майора Звягина». Считаю все повести и рассказы пособием для эффективного управленца. И заряжает и объясняет, как надо.

 

Фраза?

«Лучше пожалеть о содеянном, чем о том, чего сделать не решился».

 

Напутствие?

Делай, что хочешь со всей возможной страстью, ― все получится!

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.